Дубовик Василий Емельянович

Дефиниция: военный техник
Биографические сведения:

Был начальником пушечной мастерской в Одессе, погиб он в гражданскую войну.

Документы (1)

Фонд 5 / Опись 1 / Дело Дубовик Владимир Емельянович
1. Воспоминания Дубовика В.Е.

Воспоминания охватывают жизнь автора до 1951 года, когда ему, проведшему более 5 лет в лагере на Колыме и работавшему после освобождения там же по вольному найму, разрешили поехать в отпуск в Ленинград.

Начало воспоминаний – рассказ об обыске и аресте в 1938 году в общежитии Текстильного института, где учился автор. Предложение конвойного предать сообщение сестре автора об его аресте, что он впоследствии и сделал. После слов энкаведешника о том, что брать с собой ничего не нужно, вмешательство дворника-понятого, назвавшего вещи, которые можно взять, в том числе одеяло, за что автор впоследствии был ему очень благодарен.

Камера в Большом доме площадью в один кв. метр, где можно было сидеть на корточках поочередно с еще одним заключенным. Унизительный осмотр раздетых догола арестованных. Опять та же камера, где уже трое человек стоят, прижавшись друг к другу.

Перевод в общую камеру, где вместо положенных 13 человек 107 арестованных. Из-за духоты и скученности люди в одном белье. Движение по кругу по два человека в ряд. Краткое описание обитателей камеры, многие из которых занимали в недавнем прошлом видное общественное положение. Заполнение дневного времени разговорами, воспоминаниями, отвлекающими от ожидания ночных вызовов на допросы. Предоставление кроватей (их всего семь) избитым на допросах или перенесшим «большие стойки» (стояние в течение 20 суток [так ли? – ред.]) заключенным. Крики истязуемых во время ночных допросов.

Советы автору сокамерников «послабее духом» во всем признаться, так как будут мучить и сделают калекой на всю жизнь. Избиение во время первого ночного допроса. Требование сознаться в контрреволюционной деятельности. Дальнейшие истязания в течение недели. Обвинение в шпионской деятельности в пользу Польши, в передаче польскому консулу сведений о строительстве подводных лодок и ремонте кораблей на Балтийском заводе. Отказ подписывать обвинение. Угроза следователя отправить в «шанхай». Ужас перед пытками в «шанхае», о которых автор слышал. Советы товарищей подписать обвинение. Надежда автора, что позже ему удастся на суде доказать нелепость обвинения. Отправка автора в «шанхай». Его описание. На столе пучок проводов для пытки электричеством. Признание следователя в том, что он знает о невиновности заключенного, но «так нужно для советской власти». Подпись автора под обвинением. Ощущение надломленности.

Перевод в «Кресты», перед этим прощальная речь перед сокамерниками, с которыми автора связали братские чувства. Описание камеры, где на 16 человек три койки. Ночные мучения от огромного количества клопов. Дружеские отношение с архитектором Н.Е.Лансере, которого на допросах истязали, чтобы он «дал компрометирующие материалы на писателя Алексея Толстого», но ничего не добились. Пересказы автором Лансере польских романов, чтение лекций Лансере по живописи и архитектуре автору. Разговоры, мирные споры заключенных, перестукивания с соседями. Обвинения в адрес Ежова, уверенность в том, что Сталин не знает о чудовищности происходящего. Продажа надзирателями газет недельной давности по очень дорогой цене. Разоблачение стукача, донесшего о том, что в камере появилась ножовка и староста (им был автор) пользуется ею при необходимости. Безрезультатный обыск в камере. Требования перевести стукача (под предлогом, что он якобы совершил кражу) в другую камеру. На отказ начальства ультиматум – объявят голодовку. Выполнение требования заключенных, но придирка к автору за то, что встал на койку, чтобы посмотреть «на маленький кусок неба». Перевод его в карцер на 10 суток. Описание карцера (каменный мешок). Раз в день кружка воды и пайка хлеба.

Появление напрасных надежд на освобождение в 1938 году в связи со снятием Ежова.

В декабре (через 5 месяцев после ареста) вызов к следователю, потребовавшему подписать прежние показания автора – его отказ. Угрозы со стороны следователя, но все-таки (после снятия Ежова) не физическое принуждение. Уход следователя, закрывшего автора в холодной камере на ночь. Крики автора, требующего начальника корпуса. Перевод начальником его в камеру. Последний допрос в «Крестах» (уже без издевательств). Требования автора показать ему его дело. В деле положительные отзывы шести студентов, и ни одного компрометирующего. Утверждение следователя, что автору дадут пять лет. Недоумение, что наказание последует без всякого суда. Мысль о том, что «кто-то в верхах просто сошел с ума».

Пересказ событий прерывается сведениями о жизни, предшествующей аресту. Автор родился в 1906 году в Белоруссии в семье типографского рабочего. Упоминание о том, что старший брат погиб по время гражданской, средний работал в ЧК, был комиссаром продотряда, умер от тифа, трое братьев матери были также чекистами, и один из них погиб в 1937 году.

В связи с установлением польско-советской границы в 1921 году деревня, где жил автор, оказалась на польской территории. Потеря отцом советской пенсии, из-за чего семья жила впроголодь. Служба автора в польской армии, поле возвращения работа во Франции в каменноугольных шахтах, так как семья бедствовала. Ходатайство в течение двух лет о возможности возвращения в СССР, получение гражданства. Перед отъездом из Франции посещение кинотеатра, где собирались коммунисты, которые вызвало восторженное чувство уверенности, что «коммунизм – это то, что нужно человечеству».

После приезда в Петербург работа учеником токаря на Балтийском заводе, рабфак, учеба в Текстильном институте, которая была прервана из-за ареста.

В июле 1939 года приговор – 5 лет исправительно-трудовых лагерей на Колыме. Пересыльная тюрьма. Свидание с женой и матерью.

Поезд. Описание вагона. Скудная еда. Письма-треугольнички, выброшенные в люк посреди вагона (письма дошли!). Дизентерия у автора. Санпропускник в Омске, куда автора несли на носилках.

Пересыльный лагерь «Вторая речка» около Владивостока. Назначение автора старостой. Основной контингент – «люди образованные и интеллигентные». Через месяц пароход «Дальстрой», направляющийся к бухте Нагаево. На борту около 5 тысяч человек, выгруженных с барж. Назначение автора старостой.

Магадан. Краткое описание города. Отправка прибывших заключенных на золотоносные и оловянные рудники. Работа автора в бригаде, занимавшейся поддержанием в проезжем состоянии Тенькинской трассы. Его назначение бригадиром. Изматывающая работа. После трех дней труда без перерыва отказ бригады продолжать работу. Наказание автора как бригадира карцером, в котором было, как и на улице, - 40 градусов, где он просидел трое суток и откуда его вынесли на носилках.

Отступление в повествовании с описанием колымского края и жизни там заключенных. Несколько слов о начальниках Дальстроя: о Берзине, при котором жизнь заключенных несколько улучшилась до 1937 года, когда он был вызван в Москву (Берзин Э.П. был расстрелян в 1938 году – ред.); о Никишове, имевшем прозвище Иван Грозный из-за лютости характера; о начальнике УСВИТЛа Гаранине, на совести которого было много сотен тысяч жертв. Рассказ о том, что такое «гаранинщина», – тех, кто не выполнял норму, отвозили на Серпантинку и расстреливали. Закрытие Тенькинской трассы из-за снежных заносов. Работа заключенных по расчистке дороги. Отказ уголовника собирать дрова для растопки печки, за что автор, настрадавшийся за время заключения от уголовников, нанес ему сильный удар по лицу. После распространившегося слуха о том, что бригадир – «зверь», назначение его главным на участке по расчистке дороги, где были, в основном, уголовники.

Отправка автора на строительство моста через реку Армань. Назначение его звеньевым на кессонных работах. Признание начальством рационализации в работе кессонщиков, которая на самом деле была результатом их оплошности. Награждение килограммом муки каждого из членов звена. Назначение автора старшим по кессонным работам.

Через неделю после начала войны отправка автора и еще нескольких человек без объяснений в другой лагерь, где был жесточайший режим, множество вышек с охраной, где по людям стреляли без предупреждения. В августе прибытие комиссии, собиравшей поляков, которых было много в этом лагере, в армию Андерса.

Переброска пешим этапом оставшихся заключенных, среди которых был автор, в самый страшный из тех, где он побывал, лагерь. Через два месяца из двухсот человек осталось сто – остальные умерли от голода.

Побег из лагеря автора, узнавшего случайно из разговора вохровцев, что на командировку приехал майор НКВД с заданием набрать станочников среди заключенных. Преследование автора, бегущего по тайге, вохровцем.

По приказу майора отправка автора в центральные авторемонтные мастерские. Работа токарем. Перевод автора в барак, где жили привилегированные заключенные и где были условия лучше, чем в других бараках. Благодарность судьбе за то, что имел возможность общаться с образованными людьми.

Множественные случаи отравления заключенных американским трансформаторным маслом, на котором они поджаривали хлеб. Решение начальства организовать оздоровительные пункты, так как, во-первых, огромное количество людей умирало, а надо было сохранить рабочую силу для добычи золота, а во-вторых, в лагерь стало поступать американское продовольствие, частично разгружаемое в порте Нагаево.

Встреча с заместителем наркома внутренних дел Завенягиным, который пожал автору руку и к которому тот обратился с вопросом, за что попал в лагерь. По словам автора, судьба Завенягина была не намного лучше его собственной.

В 1943 году конец срока заключения, но освобождали только уголовников.

Прибытие женских этапов, состоящих из девушек, бежавших с фабрик к себе в деревню из-за чудовищных условий жизни в бараках и голода, и женщин, собиравших на полях после уборки урожая колоски.

По окончании срока работа по вольному найму на Сопроненском заводе сначала технологом, затем начальником цеха. Приезд к нему жены и дочери. Работа жены инженером на том же заводе.

Сочувствие автора к бывшим военнопленным, пополнявшим после войны лагеря. Рассказ о судьбе такого военнопленного, работавшего на том же заводе, что и автор. Лагерь в Германии за отказ работать на немцев, побег, после его поимки штрафной лагерь, опять побег, схвачен Гестапо, после окончания войны в американской зоне, предложение американцев остаться у них, от которого отказывается, так как спешит домой, после возвращения лагерь на Колыме.

Переезд в Магадан, работа начальником производства. Знакомство с Гинзбург Е.С., автором «Крутого маршрута», ее мужем Вальтером А.Я., их сыном Василием Аксеновым, который учился в последнем классе в одной школе с дочерью автора.

В 1951 году подача заявления с просьбой об отпуске «на материке». Отказ, так как автор бывший заключенный. Отправка семьи в отпуск, подача заявления начальнику КГБ Дальстроя с просьбой разобраться. Вызов в магаданский Большой дом. Трехчасовой допрос, после которого автор был отпущен. Через два месяца снова вызов в Большой дом и разрешение на выезд.

68 листов, файл (присоединённый)