Железко

Биографические сведения:

Болгарин, член Коминтерна комсомола.

Документы (1)

Фонд 5 / Опись 1 / Дело Бируля Леонид Михайлович
1. "Хождения по мукам", воспоминания Бирули Л.М.

Автор – пенсионер, в прошлом инженер-путейщик, заведующий кафедрой в омском Институте инженеров путей сообщения. Воспоминания написаны после прочтения в газете «Известия» от 7 октября 1988 г. статьи под названием «Горькая память». Выходец из Западной Белоруссии, он был репрессирован в связи с подозрением, что заброшен в Советский Союз с целью свержения советской власти. Автор – человек, измученный не только пребыванием в заключении, но и жизненными испытаниями, выпавшими на его долю после освобождения, получивший первую группу инвалидности еще в лагере. Отсюда взволнованный и очень сумбурный рассказ о годах, проведенных в лагере и после выхода из него.

Начало воспоминаний – перечисление групп граждан, подвергавшихся репрессиям с 1937 по 1945 гг. Арест 5 октября 1937 г. во время командировки из Омска на реконструкцию дороги Москва-Харьков. Допрос, во время которого из коридора в кабинет, где были, видимо, специально для устрашения открыты двери, доносились крики истязаемого человека. Второй допрос, который велся следователем, известным своим садизмом. Сообщение обвиняемому, какими методами будет вестись дознание: «стойкой», избиением, выдерживанием под холодным душем и пребыванием в яме со зловонной водой, где он «подохнет». После трех-четырехдневного наказания «стойкой», которое проводили попеременно в течение 24 часов в сутки три следователя, почти в бессознательном состоянии признание арестованного в его контрреволюционной деятельности. Описание пребывания в тюремной камере. Описание этапа, предшествующего водворению в лагерь, в результате которого у автора были отморожены руки и ноги, так как на нем была летняя одежда, та же, что и при аресте, а четыре километра до станции шли при сорокаградусном морозе. Прибытие в лагерь Севжелдорлага в январе 1938 г. Описание чудовищных условий жизни в нем. Способы, к которым прибегали бытовики, чтобы не выходить на работу. Вынесение приговора – 10 лет «с отбыванием наказания исключительно в северных тяжелых лагерях». Письменное сообщение жене о сроке, просьба забыть его во имя сына, устраивать свою жизнь по-новому. Рассказ о мытарствах жены после его ареста, о ее тяжелой болезни, приведшей к смерти, о сыне, который оказался в детском доме. Перевод из Севжелдорлага в Ухтижимлаг для проектирования работ по строительству железной дороги на участке, где велась добыча ухтинской нефти и радия. Назначение на очень ответственную должность начальника производственно-технической части стройки. Признание его проекта в высшей степени удавшимся, за что была выплачена небольшая (по сравнению с премией главному начальнику) сумма в размере 75 рублей. Посылка основной части заработка семье, пока они еще жили дома. Борьба между Ухтижимлагом и Севжелдорлагом за ценного инженера. Перевод автора вновь в Севжелдорлаг. Приезд в лагерь на свидание жены в то время, когда автор заболел дизентерией. Предоставление для свидания лагерным врачом своего кабинета. Выдворение жены из лагеря зверствующим начальником, узнавшим об этом. Голод в лагере. Гибель людей от цинги и пеллагры. Два страшных случая: изголодавшийся лагерник на глазах людей съедает живого котенка, а братва – труп человека, только что упавшего с моста вниз, где шла работа. Употребление весной в пищу сморчков, от чего некоторые умирали из-за невозможности и неумения их приготовить. Уверенность в том, что, если бы не инженерная работа, смерть была бы через несколько месяцев неминуема. Получение первой группы инвалидности. Палата для умирающих. Самовольный уход из больницы на несколько часов (имелся пропуск), чтобы поесть таежной ягоды, которой было в лесу много, благодаря чему не умер.

1942 г. – конец лагерной жизни. Невозможность устроиться на работу после заключения. Запрет на учительскую работу. Жизнь в доме двоюродной сестры вместе с сыном, забранным из детского дома. Просьба поэта Якуба Колоса, депутата ВС БССР, родственника автора, в Верховный Совет Белоруссии о восстановлении автора в школе, которая была удовлетворена. Судебное дело по поводу наследства, в результате чего было принято несправедливое решение, по которому Бируля многие годы должен был расплачиваться по предъявленному ему иску. Опять решение райкома партии о запрещении заниматься ему педагогической деятельностью. Заступничество секретаря обкома, так как из школы были даны положительные отзывы о работе автора. Требование НКВД о периодическом представлении характеристик с работы. Поступление сына, закончившего школу с медалью, в институт. Реабилитация после смерти Сталина. Выход на пенсию. Несмотря на то, что автор подошел в воспоминаниях к подведению итогов своей жизни, внезапный переход опять к описанию лагерных дней. О попытках заключенных поднять бунт, который для них закончился плачевно. О тайном, закрытом лагере, требования к работающим на железной дороге бригадам ложиться ничком и не смотреть, когда этапируемых заключенных выгружали из поездов. Слухи о том, что они там не работали, а сам лагерь был уничтожен. Ничтожная часть людей была отправлена в Колыму и Воркуту, остальные погибли на месте. Сообщение о судьбе репрессированных родственников и знакомых. Опять возвращение воспоминаний к грустной судьбе своей жены, о своей лагерной переписке с воспитательницей детского дома, где находился сын, о ее увольнении за это с работы. Сетования автора на то, что никто не был наказан за несправедливые аресты и чудовищные обращения с невинными людьми в лагерях. Рассказ об одном случае, который произошел в лагере с автором во время его работы на строительстве и который чуть не привел к очередному судебному делу.

Конец воспоминаний – сообщение об односельчанах деревни Николаевщина, которые бежали от польских панов в 20-е годы в Советский Союз и которые пострадали в 1937 г. : кто был расстрелян, кто умер в тюрьмах и лагерях.

39 листов, файл (присоединённый)