Имена (1)

Ерухимович Соломон Вульфович
Дефиниция: Директор и художественный руководитель театрально-эстрадного коллектива Севжелдорлага МВД СССР, директор районного Дома Культуры в Княж-Погосте
Биографические сведения:

Род. в 1916 г. в Харбине (Китай). После продажи КВЖД в 1936 г. вернулся в Россию, в Ленинград. Арестован 17.10.1937. Обвинялся в шпионаже в пользу японской разведки. Постановлением Особого Совещания при НКВД СССР от 07.01.1938 приговорен за контрреволюционную деятельность к 10 годам ИТЛ. 01.04.1938 прибыл по этапу в лагерь в Ивдельском районе Свердловской области. В 1940 г. направлен в Севжелдорлаг (Коми АССР), где попал в агитбригаду и был назначен ее руководителем. До конца срока руководил в лагере театрально-эстрадными коллективами. После досрочного освобождения в октябре 1945 г. остался на этой же должности по вольному найму - директор и художественный руководитель театрально-эстрадного коллектива Севжелдорлага МВД СССР, директор районного Дома культуры. Жил в пос. Железнодорожный, ж/д. ст. Княж-Погост. Арестован во второй раз 02.04.1950, содержался в тюрьме при управлении МГБ в Сыктывкаре. Постановлением особого совещания при НКВД СССР осужден на вечное поселение в Новосибирскую область. Реабилитирован в марте 1956 г. В 1990-х эмигрировал в Израиль.

Документы (1)

1. Рассказ-воспоминание Ерухимовича С.В. "Театр на железной дороге"

Автор был арестован в 1937 году и осужден на 10 лет лагерей как японский шпион, причиной чего явилось то, что он родился в Харбине и прожил там 21 год.

Воспоминания представляют собой рассказ об организации в ГУЛАГе концертных и театральных коллективов, в которых он работал.

Начало воспоминаний – размышления о том, имел ли право автор и его друзья, актеры и музыканты, заниматься искусством, в то время как другие заключенные были заняты рабским трудом, жили в чудовищных бараках, голодали. Отдавая себе отчет в том, что система использовала эти коллективы для своих «изуверских» целей, автор надеется, что своими выступлениями они скрашивали страшную жизнь лагерников. Рассказ о двух эпизодах – обвиняющем и оправдывающем актеров: концерт в сангородке, где были собраны заключенные, больные пеллагрой (они никак не реагировали на выступления, покорно и безучастно сидя в зале), и концерт перед заключенными женщинами, которые плакали, вспоминая о своей прошедшей жизни, и были благодарны выступающим.

Далее описание камеры в Большом доме, куда попал сразу после ареста. Присвоение внутрикамерного номера – 221, хотя камера была рассчитана на 23 человек. «Культпросветработа» в камере: пересказ содержания фильмов известным кинодраматургом (после его ухода из камеры пересказывал фильмы, увиденные им в Харбине, автор), исполнение автором песен Вертинского, чтение стихов, рассказов им и другими заключенными.

В феврале отправка в лагерь. Во время этапов автор «тискал» романы. Эпизод, когда уголовники после такого рассказа вернули политическим отобранный у них хлеб.

Возвращение к теме – агитбригады, концертные и театральные группы. Их спасительная роль в жизни профессиональных актеров и музыкантов, а иногда и просто заключенных, обративших на себя своим талантом внимание начальства. Эти коллективы были «единственным источником развлечения руководства лагерей, вольнонаемных работников, охраны, а также жителей тех заброшенных таежных поселков, районных центров, где располагались лагеря. Интересная деталь: если в зале кроме «вольняшек» были заключенные, то первые «сидели с каменными лицами»; если же заключенных в зале не было, реагировали на происходящее на сцене, как обычная публика.

Привлечение актеров обычно лишь к легкой работе и освобождение от нее в дни выступления.

В 1940 году переправка автора из Ивдельлага в Севжелдорлаг на строительство железной дороги Котлас-Печора. Продолжение работы в концертной бригаде, которую вскоре превратили в «освобожденную» агитбригаду ковенского отделения благодаря тому, что начальнику понравилось выступление артистов на концерте, где он присутствовал. Объединение двух агитбригад, в одной из которых состоял автор, в Центральную, где он был назначен заведующим литературной частью.

С лета 1940 года автор – руководитель театральных коллективов. Общее руководство работой бригады осуществлялось начальником отделения. Привлечение в агитбригаду профессиональных актеров и музыкантов. (Между начальниками отделений ГУЛАГА была конкуренция, чей актерский коллектив сильнее.) Поездки по лагпунктам.

Начало войны. Перестройка репертуара в связи с этим: исполнение военных песен, составление литературно-музыкальных монтажей на военные темы.

Перевод в Княж-Погост, где бригада жила и репетировала в отдельном бараке. Рассказ об организации концертов, выборе программ, взаимоотношениях коллектива с лагерным начальствах. Появление в бригаде должностей: администратора, заведующего музыкальной частью, костюмерши, реквизитора, парикмахера.

Признание автора в том, что ему стыдно приводить стихи, слова песен, тексты монтажей (они приводятся) из-за их патетики и бездарности. Но без них не пропускались бы никакие концертные номера.

Блестящая постановка чеховского «Юбилея» и других спектаклей, в которых играли отличные профессиональные актеры. Богатый музыкальный репертуар.

После окончания войны снижение морального подъема, так как стало ясно, что заключение невинных людей в лагере, которые они оправдывали раньше военной угрозой, имеет другую причину – это идеология власти.

Появление после войны нового контингента заключенных: попавших в плен, оказавшихся на оккупированных территориях, а также власовцев, бендеровцев, полицаев, которых причисляли к политическим, что вызывало у последних негодование.

В 1945 году освобождение автора, так как ему «сбросили» два года за «хорошее поведение и успехи в строительстве железной дороги». Продолжение работы директором и художественным руководителем в том же театральном коллективе уже по вольному найму.

В апреле 1950 года вторичный арест «по старому делу» и после непродолжительного следствия в г. Сыктывкаре ссылка в Новосибирскую область, в село Северное, где он уже был на общих работах.

После смерти Сталина освобождение без персонального рассмотрения дела и реабилитация в 1956 году. Намерения поступить в Ленинградский театральный институт, но отказ в приеме документов, так как автору было уже 40 лет, а в институт принимали до 35.

файл (присоединённый)